2e736136     

Маринина Александра - Игра На Чужом Поле



Маринина А. Б.
Игра на чужом поле
АНОНС
Убийство отдыхающего в элитном санатории "Долина" повлекло за собой
цепь странных, казалось бы, не связанных между собой преступлений. Анас-
тасия Каменская, ставшая невольным свидетелем этих событий, подключается
к расследованию и приходит к выводу, что Городом руководит мафия, купив-
шая на корню УВД. Но хорошо отлаженная система руководства Городом дает
осечку. В Городе появились конкуренты.
Пролог
ЗА МЕСЯЦ ДО ДНЯ ПЕРВОГО
Приступ неумолимо приближался, его симптомы Юрий Федорович почувство-
вал еще вчера вечером, но понадеялся на целебную силу сна. Сон, однако,
не помог. На следующий день Юрий Федорович неоднократно ловил себя на
мысли перевести любой разговор с учениками на тему "отцы и дети", а точ-
нее - "мать и сын". Следующая стадия наступила после обеда, когда любое
упоминание о родителях, и в особенности о матерях, вызывало у него физи-
чески ощутимое болезненное раздражение, и Марцев с трудом сдерживался,
чтобы не оборвать собеседника, не нагрубить, не накричать. И вот сейчас,
к концу рабочего дня, он понял, что приступа не избежать, что Юрочка
"проснулся" и вот-вот заорет во всю глотку.
Марцев снял телефонную трубку.
- Галина Григорьевна, может быть, перенесем разговор на завтра? Мне
нездоровится, хочу пойти отлежаться.
- Конечно, Юрий Федорович, - с готовностью отозвалась преподава-
тельница математики. - Если уж мы с Кузьминым шесть лет не могли спра-
виться, то один день ничего не решает. Поправляйтесь.
- Спасибо.
Да, Кузьмин - это проблема. На него жаловались все учителя. Отличник
по всем предметам, Вадик Кузьмин никогда не давал повода исключить себя
из школы за неуспеваемость. Но во всем остальном, от поведения на уроках
до дерзких и грубых выходок дома, он проявлял себя отменным подонком, ни
разу, впрочем, не переступив ту черту, за которой автоматически следова-
ли следствие и суд. Оскорбление и клевета, как известно, дела частного
обвинения и возбуждаются судом по жалобе потерпевшего. Где ж это видано,
чтобы школьные учителя судились с семиклассником? Да и ответственность
за эти преступления законом предусмотрена только с восемнадцати лет.
"Завтра, - подумал Марцев, нервно застегивая плащ, - все проблемы будем
решать завтра. Сегодня самое главное - Юрочка. Покормить, перепеленать,
уложить, усыпить. Только бы до беды не дошло!"
Юрий Федорович Марцев был болен давно и неизлечимо. Правда, знал об
этом только он один. Ну, может, еще два-три человека, но их мнение Мар-
цева не интересовало. Для всех он был уважаемым завучем английской
спецшколы, преподавателем английской и американской литературы. Для сво-
ей жены Юрий Федорович был весьма неплохим мужем, для дочери - "педаго-
гически правильным", хотя и несколько старомодным отцом. А для мамы он
был Юрочкой, Юрасиком, Юшкой, любимым и доведенным до отчаяния этой не-
истовой любовью единственным сыночком.
Марцев поехал на квартиру, которую снимал тайком от домашних за до-
вольно умеренную цену: квартира была крошечной, давно не ремонтирован-
ной, почти без мебели, да и находилась на окраине Города. Иногда Юрий
Федорович приводил сюда женщин, но в основном это убежище предназнача-
лось для лечения, которое в последнее время требовалось ему все чаще.
Войдя в прихожую, он торопливо разделся. Руки дрожали так, что Марцев
не смог даже повесить плащ на вешалку и в раздражении швырнул его на
стул. Юрочка настойчиво рвался наружу, его переполняла ненависть к мате-
ри и требовательное



Назад