2e736136 Купить зубчатый ремень читайте здесь. |     

Маринина Александра - Каменская 11



Александра Маринина. Чужая маска.
Любые совпадения имен и событий этого произведения с
реальными именами и событиями являются случайными
Глава 1
Настя Каменская ушла в работу с головой и недовольно
поморщилась, услышав телефонный звонок.
- Ася, у тебя телевизор включен? - послышался в трубке голос
мужа.
Алексей всю неделю жил у родителей в Жуковском. В институте,
где он работал, начался отчетный период, и он целыми днями пропадал в своей
лаборатории, а от дома родителей до института было не больше десяти минут
средним шагом.
- Нет, я работаю, - ответила Настя. - А что в телевизоре?
- По РТР идет очень забавная передача про то, как у вас в
милиции права граждан нарушаются. Посмотри, получишь удовольствие.
- Какое уж тут удовольствие, - вздохнула она. - Опять небось
пинают нас грязными сапогами.
- Пинают, - со смехом согласился Алексей, - но ваши
сопротивляются изо всех сил. Ты включи, не пожалеешь. Там приятель твой,
генерал Заточный, с ними сражается.
Настя метнулась к телевизору. Да, действительно, на экране
возникло знакомое худое лицо Ивана Алексеевича Заточного, одного из
руководителей главка по борьба с организованной преступностью. Впервые она
увидела генерала в форме и не могла не признать, что в кителе, отлично сидящем
на сухощавом поджаром теле. Заточный смотрелся намного эффектнее, чем в куртке
или спортивном костюме - как Настя привыкла видеть его во время их постоянных
прогулок.
Противником генерала в этих теледебатах был какой-то
плюгавый мужичонка в огромных очках, то и дело сползающих по тонкой переносице
на самый кончик длинного носа.
- Ко мне постоянно обращаются граждане, - вещал мужичонка, -
с жалобами на то, что в милиции грубо нарушались их права, в том числе и право
на телесную неприкосновенность.
В это время на экране появились титры: "Николай Поташов,
правозащитник".
- Переводя на русский язык, - продолжал Поташов, - эти люди
жалуются на то, что в милиции их избивают и пытаются обманом вынудить признать
себя виновными в том, чего они не совершали. Вам, Иван Алексеевич, известны
такие факты, или то, что я рассказываю, является для вас откровением?
- Мне, положим, известны и не такие факты, - усмехнулся
Заточный. - А вам, уважаемый господин Поташов, известно, что работники милиции
иногда оказываются ворами, грабителями, насильниками и убийцами? Мы, если
помните, однажды уже пережили эпоху министра внутренних дел, который считал,
что коль в милиции попадаются негодяи и сволочи, то она вся насквозь плохая и
нужно ее немедленно всю поголовно обновить. А что из этого получилось, тоже
помните? В нашу систему пришли партийные и комсомольские работники, которые
вообще ничего в нашем деле не понимали, зато, как предполагала тогдашняя
идеологическая доктрина, были все до одного честные и порядочные. Правда, очень
скоро оказалось, что они в плане честности ничуть не отличаются от всех
остальных милиционеров, а работать не умеют, и в результате работа по раскрытию
преступлений и их предупреждению оказалась разваленной. Я это к тому говорю,
что работники милиции в своей массе точно такие же, каково население в целом. В
нашу систему сотрудники не с неба падают, их не в инкубаторах выводят. Они
родились и выросли в нашей среде, так почему они должны быть лучше, чем мы все?
- Ну, уж это ваше заявление не выдерживает никакой критики!
- всплеснул руками правозащитник Поташов. - Зачем государству такая милиция,
которая ничем не отличается от основной массы населения? Весь смысл



Назад