2e736136     

Маринина Александра - Каменская 20



лександра Маринина. Призрак музыки.
Глава 1
Ему было хорошо. С утра он принял дозу, и теперь его душа
купалась в чувстве глубокого и непоколебимого покоя. Даже изнуряющая
многодневная жара его не злила. Так бывало всегда после дозы: жарко - хорошо,
холодно - тоже хорошо, сидеть
хорошо, лежать хорошо. Все хорошо, ничего не беспокоит.
Но мозг работал на ускоренных оборотах, и это тоже было
последствием принятия дозы. Жара была хороша не только сама по себе, но и
потому, что в это воскресное утро в Москве надо было очень постараться, чтобы
найти праздного прохожего. Кто мог - уехал за город, кто не, мог - сидел дома с
включенным кондиционером или на худой конец с зашторенными окнами, и мало
находилось не жалеющих себя психов, которые шатались бы по улицам без дела. Еще
бы, на солнце - тридцать девять, в тени - тридцать пять, кругом раскаленный,
пышущий жаром камень домов и ни малейшего дуновения ветерка. А если добавить к
этому выхлопные газы, которые, кажется, никуда не деваются, не тают, не
растворяются и не уносятся, а висят ровно в том месте, где появились из
автомобильной трубы... Короче, ясно, что, ежели человек себя хоть мало-мальски
щадит, он ни за что на свете не станет просто так шляться по московским улицам
в этот замечательный солнечный июньский день.
"Шкода-Фелиция" цвета "баклажан", а проще говоря -
темно-фиолетовая, стояла там, где ему и сказали, перед домом номер восемь. Он
остановился рядом, прикуривая, уронил зажигалку, едва заметным движением
ботинка послал ее чуть дальше, под машину, и присел на корточки, чтобы достать.
Ну вот и порядок, радиоуправляемое взрывное устройство прилеплено к днищу под
местом водителя. Выпрямившись, он прикурил и не спеша пошел вперед. И лавочка
подходящая нашлась, - правда, на самом солнцепеке, но это ничего, это тоже
хорошо. Была бы в тени, обязательно какая-нибудь бабка настырная явилась бы
воздухом подышать, а так он гарантирован от неудобного соседства.
Он уселся на скамейку, нацепил на голову наушники, щелкнул
кнопкой висящего на поясе плейера и погрузился в музыку. Сегодня с утра он
долго выбирал, какие кассеты взять с собой, ведь не исключено, что ждать придется
долго. Перебирал, перебирал, откладывал в отдельную стопочку, потом снова
придирчиво пересматривал отложенное и ставил на место, и снова перебирал.
Наконец сделал свой выбор. Баллады "Тень луны" и Шотландскую симфонию
Мендельсона. Баллады привлекали его своей прохладной сумеречностью, они были
прозрачными, грустными и, несмотря на четкий ритм, неторопливыми и несуетными,
какими-то нездешними.
По пути сюда он успел прослушать всю кассету с балладами и
теперь, усевшись на скамейку неподалеку от фиолетовой "Фелиции", приготовился
слушать Мендельсона. Даже не слушать - вкушать. Это было совсем особое
удовольствие, доступное далеко не каждому. Во внешнем мире - отупляющая тяжелая
жара, горячий воздух, который даже вдыхать противно, а из наушников прямо в
его голову дует ураганный ветер, грохочет гром, сверкает молния, льет проливной
дождь. Каждый раз, слушая. Шотландскую, он представлял себе суровый пейзаж,
скалистые горы, глубокие ледяные озера, темно-зеленые густые леса. И над всем
этим холодным великолепием парит одинокая хищная птица. И ветер с дождем...
Он сидел уже два часа, слушая музыку и не сводя глаз с
машины, и вдруг понял, что ужасно хочет пить. И это тоже было последствием
принятой утром дозы. Он огляделся. Киоск далековато, если он пойдет к нему, то
может пропустить вл



Назад