2e736136     

Маркеев Олег - Орден Полярного Орла 6



ОЛЕГ МАРКЕЕВ
ЦЕНА ПОСВЯЩЕНИЯ: ВРЕМЯ ЗВЕРЯ (УГРОЗА ВТОРЖЕНИЯ – 7)
Анонс
Книга только поступила в продажу. Особо рекомендую тем, кто уже читал в
книжном или электронном виде роман "Серый ангел". Фактически это его
вторая часть. Главный герой прежний - прокурор Злобин, но теперь ему на
помощь приходит Максим Максимов. Только двое Посвященных способны
остановить Зверя.
Книга вторая
ВРЕМЯ ЗВЕРЯ
«Я таков, каким вы меня сделали,
и если вы называете меня
бешеной собакой, дьяволом, убийцей,
то учтите, что я — зеркальное отражение вашего общества».
Чарльз Мэнсон. «Послание к человечеству».
Пролог
Он осторожно провел ладонью по глубокому следу раздвоенного копытца. След был
свежим, Дикарь отчетливо чувствовал идущее от него тепло. Косули прятались
совсем близко.
Дикарь закрыл глаза и мысленно еще раз попросил у Леса разрешения на эту охоту.
«Счастливой охоты, Дикарь», — принес ответ ветер.
Он был уверен, что так и будет. Он не нарушил закона Леса — вышел на охоту лишь
тогда, когда брюхо свело от голода. Три дня ему вполне хватало ягод и остро
пахнущих полосок вяленой кабанятины. Но сегодня поутру голод стал нестерпимым, и
он вышел на тропу охоты.
Голод — это медленная смерть. Смерть можно отсрочить только чужой жизнью. Но
покушающийся на чужую жизнь должен быть готов заплатить за эту попытку
собственной. Охотник в любую секунду может поменяться местами со своей жертвой.
Несогласные с этим правилом могут всю жизнь питаться ягодами и листвой. Лес
внимательно следил, чтобы шансы участников охоты были предельно равны и
беспощадно наказывал нарушивших равновесие, отнимая у них право Удачной охоты.
Это справедливо, в первый же год понял Дикарь. Убей или убьют — только это
делает охоту настоящей.
Дикарь улыбнулся собственным мыслям, крепче сжал древко копья и стал пробираться
через кусты, увешанные лохмотьями желтой листвы, к поляне, откуда доносился
терпкий запах разогретых бегом косуль.
Он уже не удивлялся, что, прожив два года в полном одиночестве, не разучился
думать. Лес лишал рассудка только нарушивших его законы.
Дикарь не раз наталкивался на бредущих в бреду охотников и грибников. В
изодранной одежде, грязные и опустившиеся, они меньше всего напоминали тех царей
природы, что пьяно и нахально вломились в Лес неделю-другую назад. Они были
обречены. Но даже самые голодные из зверей нутром ощущали наложенное на них
проклятие и не нападали, пока страх и голод не добивал несчастных. Тогда они
превращались в обыкновенную падаль. А поедать падаль Лес разрешал.
Дикарь сквозь листву орешника долго всматривался в стайку косуль. Вожак уже
почувствовал его присутствие и замер, чутко вскинув голову.
Дикарь выжидал, когда добыча сама обнаружит себя. По правилам охоты полагалось
убить того, кто сам по тем или иным причинам искал смерти. Вожак, само собой,
отпадал.
Из пяти оставшихся Дикарь выбрал самую застенчивую. Она почему-то держалась
особняком. Более крупные в теле товарки, словно проведя невидимую черту, не
позволяли ей приблизиться к самцу.
«Они лучше меня чувствуют в ней какой-то скрытый порок, — догадался Дикарь. —
Плохая кровь. От нее будет плохое потомство, вот и держат подальше от самца,
чтобы не тратил зря силы».
Не отпуская косулю взглядом, он гортанно крикнул и метнул копье.
Косули пружинно взвились в воздух и вслед за Вожаком перемахнули через просвет в
колючем кустарнике. Лишь та, что выбрал Дикарь, на мгновенье замешкалась, ее
стройные ноги разъехались, вступив в пятно незасохшего помета



Назад