2e736136     

Маркелова Н - Подарок



Н.Маркелова
ПОДАРОК
Этой ночи Будимир ждал всю свою долгую жизнь. По крайней мере, большую её
часть.
И эта ночь пришла именно теперь, когда седина посеребрила его голову и
бороду, а зоркость глаз была совсем не та, что в молодости, когда он научился
видеть внутреннем взором, взором, который не обманет ни хитрость врага, ни
холодность друга.
Он был стар, но ещё крепок, как древний дуб и его мастерство славилось
далеко за пределами его кузни. Мечи и кольчуги, ножи и щиты со знаком ворона
обрастали легендами. А кони, подкованные им, летали быстрее ветра, спасая
хозяина от злой холодной Мораны, и обгоняли её охоту. Он мог бы гордится своей
не в пустую прожитой жизнью, но без этой ночи он бы считал её напрасной.
Когда-то, будучи ещё совсем мальчишкой, он узнал, что значит горе, не
боль, которая постепенно проходит, не обида, что похожа на порез пальца,
вспыхивает резко, но так же быстро и гаснет. Нет, это была пустота, которая в
мгновение ока делает из мальчика мужчину и приносит осознание неизбежного, она
губит и дарует безумие. И если ты не сумел удержаться на краю, если бросил в
эту бездну всё, чем жил ранее, а за этим послал и веру в добро, кинув вызов
Богам, не понимая, за что они так обидели тебя, ты погиб. Это Ничто пожрёт в
тебе всё и всё вокруг тебя, потому, что, сколько не корми пустоту, наполнить
её не возможно, но требовать она будет много.
Он видел, как горит его дом, стены, некогда защищавшие его от холода и
невзгод, были охвачены пламенем и дым седой и резко пахнущий поднимался к
небесам пустым и безразличным. Он видел, как мечется в пламени домовой,
горестно взвывая и не уходя из своего жилища, как падает крыша, погребая под
собой это маленькое лохматое существо.
Видел меньшую сестренку, затоптанную лошадьми. Точно большая льняная
кукла, в аккурат такая, каких он плёл для неё и которым она потом мастерила
одёжки, она торчала из грязи и кони топтались по ней, испуганно храпя под
сражающимися людьми и покрывая свои копыта красным.
Видел и мать, истыканную стрелами, выкрашенными с синий цвет, мать всегда
добрую и весёлую женщину, теперь такую чужую и не настоящую, потому, что это
не могло быть правдой.
Он видел, как его отец такой большой и сильный бросается на их защиту. И
видел, как вороной клинок входит в его грудь, пронзая кольчугу.
Сам он спасся чудом, его укрыл какой-то старик в святилище Перуна, чуть не
силком утащив за собою. И вот тогда, когда первая боль, охватившая его
оцепенением, схлынула, оставляя внутри жгучую полынь, Будимир и поклялся,
поклялся самому Богу Молний и Грома, что скуёт такую кольчугу, которой не
страшен, будет ни меч, ни копье, ни стрела, ни топор.
И вот теперь через много лет она была сотворена...
Старец провёл мозолистой рукой по холодной поверхности, источающей силу.
Вспомнил, как искал по болотам железо да не любое, а лишь то, что подсказывали
болотные хозяева, нередко требовавшие за него кровавую жертву. И не мало
черных кур и козликов променял он на холодный метал, но не разу не пролил
кровь человеческую, с детства он понял, что не одна мечта на свете не стоит
этого. Но, не смотря на все усилия железо, доставалось ему по крупинкам и лишь
в грозовые дни и ночи, когда Перун давал бой злу, он ковал и клепал колечко за
колечком. Медленно и верно продвигая свою работу.
Когда он впервые, много лет назад, появился в кузне, худой и голодный,
Данила - старый его учитель усмехнулся: "Вот так ученик".
Но, увидев блеск, что переливался в глазах мальчишки



Назад