2e736136     

Маркелова Н - Птичье Море



Н.Маркелова
ПТИЧЬЕ МОРЕ
Он лежал в зарослях высоких трав, раскинув руки и отбросив в сторону
автомат. Просто лежал и смотрел в небо. Небо полное птиц. Стояла осень и уже
чувствовался лёгкий морозец, исходящий из земли, готовой отвергнуть всё живое
и уснуть под тёплым белым покрывалом. Но сейчас осень лишь усиливала запахи
воздуха и травы. И человек лежащий среди поля был рад этому, хотя даже
горьковатый запах полыни не заглушал пропитавшей его вони пожарищ и смерти.
А в небе над ним летели птицы, их тени скользили по его телу, тени
огромных крыльев. Стаи тянулись на юг. Лебеди, гуси, утки... Их голоса
сливались в одну печальную, но в тоже время, торжественную песню предстоящего
перелёта.
Знал эту песню и человек лежащий в траве. Он и сам походил на большую
птицу, упавшую с неба, птицу которой отказали крылья, но чья душа всё ещё
рвётся в полёт.
Птицы видели его и не понимали, что он делает на земле, они слышали отзвук
их песни в его груди, но они не могли поднять его в воздух, так же как не
могли поддержать своих товарищей, у которых слабеют крылья над океаном.
Каждый, кто летает, знает это. Но, наверное, в этом и есть суть, истинна
борьбы, победить без чьей либо помощи, чтобы не было осадка, чтобы не пришло
сомнение, чтобы сокрушить страх.
Страх - это груз, цепь не дающая вырвется в небо, клетка с надёжными
прутьями, где можно спрятаться от всего, кроме самого страха.
И потому они просто звали его следом за собой.
Слёзы бежали по щекам мужчины, он не хотел плакать, но и не утирал их,
просто они сами текли.
Не страх держал его на земле, страх можно победить, но кто нам простит,
если мы победим самих себя?
И сейчас, он прощался с полётом, прощался с крыльями, потому, что теперь
был привязан к земле.
Долг, знакомо ли птицам это слово, наверное, да, иначе для чего они
возвращаются назад, улетают от тёплого солнца и гибнут над океаном?
Долг, как жестокий бог отобрал его свободу, но человек не сожалел об этом.
Он даже не думал в этот момент об этом и никого не винил, напротив... Он
выполнил, что мог, даже больше. И теперь ему предстояла очень дальняя дорога,
он не знал, куда и есть ли, что ни будь там за горизонтом, будет ли там свет,
или вечная тьма, кто встретит его, в кого он верил при жизни, и верил ли
вообще? Или просто черви сожрут его труп и не останется ничего...
Боль всколыхнулась где-то под сердцем, мужчина застонал, ему вспомнилась
вдруг, как в детстве упав, он распорол коленку, в тот момент казалось, что
сильнее боли не будет...
Низко очень низко пролетел лебедь, его крылья почти коснулись лица война,
словно нежный поцелуй любимый. Осень прощалась с ним.
Вдруг мужчина почувствовал, как ему стало легко, боль не ушла она
нарастала и пульсировала, но в душе точно оборвались цепи в этот момент ушло
всё наносное деньги, ненависть, вещи...
Он был свободен! И так захотелось закричать об этом, так захотелось
увидеть небо голубое и яркое, не заслонное телами птиц, что он рванулся
вверх...
Птица плыли в ясном синем небе, лебеди, утки, гуси. Их голоса неслись и
падали, как дождь, над тихим уголком необъятной России одетым в осень и покой
жёлтой листвы. Их ждал далёкий перелёт, полный опасности, точно корабли по
синему морю неба гнал ветер эту огромную флотилию всё дальше и дальше от
места, где лежал человек с сердцем птицы и они плакали по нему. И когда стая
пролетела, лишь чуть виднеясь на горизонте, что-то рванулось вслед за ними,
какая-то тень с земли вспорхнула в голубое яркое небо.



Назад