2e736136     

Марков Александр - Апсу



Александр Марков
АПСУ
[Апсу - по-древнеегипетски: бездна, беспредельность.]
1. Чрез семь дней воды потопа пришли на землю... в сей день разверзлись
все источники великой бездны, и окна небесные отворились... И усилилась вода
на землю чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы.
Бытие, 6, 10 - 19
2. Сурт едет с юга
с губящим ветви,
солнце блестит
на мечах богов;
рушатся горы,
мрут великанши;
в Хель идут люди,
расколото небо.
Солнце померкло,
земля тонет в море,
срываются с неба
светлые звезды,
пламя бушует
питателя жизни,
жар нестерпимый
до неба доходит.
Прорицание Вёльвы, 52-57
3. Едва занялось сияние утра,
С основанья небес встала черная туча,
Адду гремит в ее середине...
Из-за Адду цепенеет небо.
Вся земля раскололась, как чаша.
Ходит ветер шесть дней, семь ночей,
Потопом буря покрывает землю...
Я открыл отдушину - свет упал на лицо мне,
Я взглянул на море - тишь настала,
И все человечество стало глиной!
"О все видавшем", эпос о Гильгамеше.
4. Из храма небесного от престола раздался громкий голос, говорящий:
свершилось! И сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор,
как люди на земле. И город великий распался на три части, и города языческие
пали... И всякий остров убежал, и гор не стало.
Апокалипсис, 16, 17-20
Глава 1
НЕОБЫЧАЙНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ В ТРАКТИРЕ СТАРОГО БАЛГА
Теплым майским вечером по дороге из Элора в Тетагир ехал молодой человек
на серой лошади. На вид ему было лет двадцать. Темные глаза и волосы, нос с
горбинкой и небольшой рост сразу выдавали в нем уроженца здешних мест.
Низкое солнце било ему в глаза, он отводил взгляд; при этом лицо его
сохраняло добродушное, мечтательно-задумчивое выражение. Как и большинство
жителей Эн-Гел-а-Сина - "Страны у Лунной реки", - наш всадник любил
предаваться размышлениям о жизни, любви и красоте и тайно сочинял стихи.
Полное имя всадника было Шем-ха-Гил, но друзья звали его просто Гилом.
Сейчас он ехал домой и гнал перед собой толстую неповоротливую овцу. Овца
эта потерялась два дня назад, и Гил потратил немало времени на ее поиски.
Процессия двигалась медленно - овца явно не торопилась, то и дело
останавливалась отдохнуть или пощипать травки у обочины. Да и не в обычаях
Гила было спешить. Но вот овца, а вслед за ней и лошадь со всадником,
спустились в небольшую ложбинку. Солнце скрылось из виду, потянуло сыростью,
и Гил поплотнее закутался в тонкий серый плащ с застежкой в виде лунного
серпа.
- Слушай, подружка, давай-ка прибавим ходу, - обратился Гил к овце. -
Смотри, вечер уже, а мне еще надо заглянуть к старому Балгу. Ну, пошла,
пошла, - добавил он более строго, увидев, что овца не реагирует.
Они двинулись чуть быстрее. Теперь дорога шла вверх, взбираясь на
пригорок.
Трактир Балга находился как раз на вершине, в двух шагах от дороги. Вот
уже показалось невысокое строение с черепичной крышей и круглыми окнами. За
задней стеной рос могучий дуб, прикрывавший своими ветвями почти весь дом.
Этот дуб, казалось, вышел на своих старых корнях из темной стены леса,
тянувшегося к югу от дороги, и остановился в раздумье на вершине пригорка.
Место для трактира Балг выбрал удачно - отсюда была видна вся округа: от
невысоких гор Ио-Син на северо-востоке и леса на юге почти до самого Эллила
- большой реки на западе. Все это пространство было занято пастбищами и
виноградниками, рощами, холмами и овражками. Виднелись аккуратные домики из
желтых кирпичей - жилье местных хуторян, паслись кое-где овцы. Жители
хутор



Назад